29 июня 2013 г.

В Саратове подведут итоги раскопок





1 июля в Саратовском краеведческом музее состоится пресс-конференция, посвященная итогам археологических исследований, которые музей проводил на территории Увекского городища.

Саратовский областной музей краеведения является единственной организацией, изучающей этот уникальный памятник. Исследования проводятся при поддержке Министерства культуры Саратовской области и спонсора — завода керамического кирпича «Римкер».

К конференции будет подготовлена однодневная выставка. На ней представят находки, сделанные во время раскопок. Памятники рассказывают о торговых связях Увека, его бытовых и ремесленных традициях. Впервые за всю историю изучения городища были сделаны графические реконструкции лиц местного средневекового населения — мужчины и женщины.

Эта уникальная работа проведена московскими антропологами по материалам раскопок археологической экспедиции музея. Также впервые специалистами Института археологии РАН в Москве определен рацион питания средневековых жителей Увека.

Расскажут на конференции и о предстоящем Втором историческом фестивале «Один день из жизни средневекового города». Он откроется в сентябре этого года.

В пресс-конференции примут участие мастер исторической реконструкции Николай Афоньков и детский театр моды «Вернисаж». Юные актеры выступят в костюмах, сшитых по средневековым образцам.

Отто Бадер — первый исследователь Каповой пещеры (К 110-летию со дня рождения видного российского археолога)

Отто Николаевич Бадер

29 июня отмечается 110-летие Отто Николаевича Бадера — видного российского археолога, крупного специалиста по археологии каменного века, создателя уральской школы археологов. В историю Башкирии он вошел как первый исследователь настенных росписей в Каповой пещере (Шульган-Таш).

Отто Бадер родился в селе Александровское Гадячского уезда Полтавской губернии 29 июня 1903 года в семье лесничего. Окончил гимназию в городе Белый Смоленской губернии, где организовал первое в городе краеведческое общество, которое представлял на 1-м Всероссийском съезде краеведения в 1924 году. В 1922-1926 годы Отто Николаевич учился в 1-м Московском государственном университете на археологическом отделении факультета общественных наук. Одновременно посещал лекции по антропологии, палеоэтнологии и этнографии на кафедре антропологии физико-математического факультета МГУ.

С 1924 года он работник ряда музеев Москвы, научный сотрудник, преподавал на Высших музейных курсах. В 1937 году Отто Бадер стал кандидатом исторических наук. С началом Великой Отечественной войны ушел на фронт в составе ополчения МГУ, но был отозван и направлен в город Нижний Тагил, в стройармию. Есть документы о том, что он был репрессирован как немец по национальности и находился на Урале в положении ссыльного.

С 1944 года Отто Бадер работал в штате Тагильского краеведческого музея, затем был доцентом исторического факультета Пермского государственного университета. С 1955 года трудился старшим научным сотрудником Института археологии АН СССР в Москве, стал доктором исторических наук. Являлся членом множества научных и ученых советов, комиссий, состоял в составе редколлегий журналов и научных изданий. Он автор более 400 научных трудов.

Отто Николаевич всегда интересовался Башкирией, поддерживал постоянные деловые связи с историками республики. Так, будущий академик Нияз Мажитов после окончания Пермского госуниверситета почти три года работал в экспедициях Бадера на севере Башкирии и юге Пермской области. Нияз Абдулхакович очень тепло отзывается об Отто Николаевиче и считает его своим учителем.

В 60-70-е годы прошлого века Отто Николаевич руководил Южно-Уральской и Нижне-Камской археологическими экспедициями, которые исследовали памятники палеолита на территории нашей республики. В ходе экспедиций были подробно исследованы Мурадымовская стоянка и писаница в Кугарчинском районе, стоянка каменного века Мысовая в Зауралье.

Когда зоолог Александр Рюмин впервые сообщил о найденных им наскальных рисунках в пещере Шульган-Таш на реке Белой, мало кто из ученых поверил этому. До этого науке были известны только пещерные рисунки каменного века в Испании. Экспедицию 1960 года в Бурзянский район возглавил Отто Бадер. В ее работе участвовали Нияз Мажитов и другие башкирские ученые.

Экспедиция подтвердила древность рисунков, выполненных красной охрой на стенах пещеры Шулгаш-Таш. Найденные изображения по качеству и количеству оказались сравнимы с самыми ценными образцами пещерной живописи Западной Европы и дали богатейший материал для изучения искусства первобытных людей. По итогам работы была издана монография Отто Николаевича, и именно после этого природный памятник Шульган-Таш стал известен всему миру.

Вся жизнь и научная деятельность Отто Николаевича Бадера являют собой яркий пример самоотверженного служения любимому делу. Скончался ученый в Москве 2 апреля 1974 года на 76-м году жизни.

Доисламских ливийцев выдал спутник

Гарамантида — загадочная доисламская цивилизация на территории
Ливийской пустыни

В Ливии обнаружены города древней цивилизации гарамантов — народа, жившего на территории Ливийской пустыни с XI века до н. э.

На территории древнего доисламского государства Гарамантида, существовавшего с XI века до н. э. по VII век н. э., были найдены остатки поселений, конкурирующих по размеру с древнеримскими городами той эпохи. Открытие принадлежит ученым из Университета Лестера в Великобритании.

Гарамантида — древнее государство народа гарамантов, населявшего Ливийскую пустыню. Оно располагалось в североафриканской исторической области Феццан. Столица Гарамантиды — Старая Джерма — представляла собой окруженный стеной город, занимающий площадь около 9,3 гектаров. Благодаря археологическим раскопкам известно, что жители Джермы умели изготавливать металлические предметы, обрабатывать сердолик и строить каменные здания.

И до недавнего времени это было единственное известное науке поселение гарамантидов, претендующее на звание города, однако ученые из университета Лестера Мартин Стэрри и Дэвид Маттингли обнаружили доказательства существования других поселений, которые могут конкурировать по размеру с древнеримскими городами.

При помощи снимков со спутника археологам удалось обнаружить местоположение 158 древних поселений, 184 кладбищ и полей, занимавших площадь около 30 квадратных километров. Вопрос о том, можно ли причислить некоторые из поселений к городам, является очень важным по трем причинам.

 Во-первых, наличие городов даст более полное представление о степени развития таинственной цивилизации гарамантов, уровне государственности и социальной сложности общества. Во-вторых, городские образования дают возможность однозначно говорить о том, что жители занимались не только земледелием, но также ремеслом и торговлей. И в-третьих, статус города говорит о более высоком уровне экономического развития общества и свидетельствует о торговле, которая велась через территорию Сахары.

В 1968 году археолог Чарльз Дэниэлс обнаружил поселение под названием Каср аш-Шарраба и посчитал его плодом исламской цивилизации. Сегодняшние исследования показали, что на самом деле это было место жительства гарамантидов. Город занимает площадь, равную 15–18 гектарам, окружен несколькими квадратными километрами полей. Защитная стена отсутствует, и археологи полагают, что безопасность обеспечивалась центральной городской крепостью и двумя ксарами.

 Большинство домов построено из небольших камней и сырцового кирпича. Очевидно, что город тщательно планировался: районы связаны между собой улицами, пересекающими под прямым углом главную городскую дорогу. На территории полей, окружающих город, находились еще два ксара и несколько отдельно стоящих зданий. За пределами полей расположены 47 кладбищ, форма погребальных пирамид из камней однозначно свидетельствует об их доисламском происхождении.

Ученые смогли обнаружить еще два населенных пункта, значительно уступающих по размерам Каср аш-Шаррабе, но похожих на него по внутреннему устройству. Внутри защитной стены располагались ксары, окруженные населенными районами. Четкая планировка улиц отсутствует, но прослеживается наличие главной дороги, ведущей от ворот к ксару. Вокруг защитной стены находятся поля, обеспечивавшие жителей продовольствием. По мнению археологов, эти поселения могли находиться в переходном состоянии от города к земледельческому поселению.

Археологи утверждают, что в суровых климатических условиях пустыни города такого размера, как Старая Джерма и Каср аш-Шарраба, не могли бы существовать только за счет сельского хозяйства. Гидротехнические сооружения той эпохи — кяризы — не могли обеспечивать водой территорию с площадью более 4 гектаров. Для превращения земледельческого поселения в город требовались внешние инвестиции и контроль над торговыми путями.

На основе археологических исследований напрашивается вывод о том, что именно гарамантам принадлежит заслуга развития торговли в Сахаре. Тем не менее картина не совсем однозначна: раскопки в Мали (районы Тадмакка и Тимбукту) не дают никаких подтверждений существования торговли через Сахару до конца первого тысячелетия до н. э. Более того, у ученых нет оснований полагать, что именно доисламские городские центры легли в основу торговых путей исламской эпохи.

«Копатели» с металлоискателями протестуют против Госдумы


Новый закон может сделать криминальным орудием обыкновенную лопату в руках дачника.

Похоже, у нас под ногами, того и гляди, будет заложена мина. Да не одна, а, как подсчитали некоторые, 2 миллиона таких «снарядов замедленного действия». И хотя в реальности эти «боеприпасы» заряжены не взрывчаткой, а всего лишь социальными конфликтами, рвануть может громко.

Речь идет о принятом недавно в первом чтении депутатами Госдумы комплексе поправок к законам об охране памятников археологи и так называемых объектов археологического наследия. В субботу 29 июня в Москве запланирована акция противников этой законодательной инициативы.
.
В обиходе новые установления, одобренные думцами в первом чтении, называют «законом против металлоискателей» или «законом против «копателей». Согласно этому законопроекту изменяется 243-я статья Уголовного Кодекса РФ, в нее добавляются новые пункты. И все это направлено на ужесточение санкций против тех, кто без разрешения пытается покопаться в земле российской в поисках чего-нибудь интересного. В случае принятия поправок, для таких самодеятельных археологов предусматриваются куда более суровые санкции за «посягательства» на объекты археологического наследия.

По подсчетам знатоков предмета, среди россиян сейчас от одного до двух миллионов любителей, увлекающихся поиском на местности с металлоискателем. В последние годы наметился настоящий бум подобного хобби. Между тем новый закон предполагает практически полный запрет на самовольное, без разрешения официальных инстанций использование подобной техники. Наказания для тех, кто увлечен копательством, заметно ужесточаются, – за несанкционированный металлопоиск грозит штраф до 500 тысяч рублей, а в ряде случаев даже исправительные работы и лишение свободы сроком до 6 лет.

Активными сторонниками подобных законодательных новаций являются специалисты-профессионалы. В оппозиции, естественно, те, кто «роется в земле по собственной инициативе». Корреспондент «МК» выслушал аргументы обеих сторон.

Владимир ЭРЛИХ, археолог, доктор исторических наук, зав. сектором Государственного музея Востока:

– Ситуация с сохранением археологического наследия у нас в стране сложилась критическая. Например, на юге России уже практически ничего не осталось – все памятники археологии растащены, разграблены «любителями истории». Конечно, применение жестких репрессивных санкций против них – мера не самая «симпатичная», однако иначе дело не исправить. На мой взгляд, следует ограничить доступность продажи электронных приборов для поиска, ввести лицензирование работы с ними.

Ведь наряду с металлоискателями сейчас можно приобрести (хотя стоит такое удовольствие дорого – порядка 2000 евро) и куда более мощное оборудование – георадары, которые «прозванивают» земляной слой на гораздо большую глубину. А это приводит к тому, что самодеятельные поисковики, вооружившись такими приборами, выгребают из земли практически все скрывающиеся там древности. Не редки случаи, когда при такой основательной «зачистке» серьезно страдают, а то и полностью уничтожаются доселе не выявленные специалистами памятники археологии.

В России сейчас наряду с официальными организациями и учреждениями, занимающимися археологией, существует фактически «параллельная археология». Конечно, многие энтузиасты-«копатели» выходят в поле исключительно ради того, чтобы испытать азарт поиска, поднять из земли какой-нибудь пустячок. Однако часть из этих людей с удовольствием совмещает приятное с полезным и не прочь, откопав какую-то старинную вещицу, продать ее в чью-нибудь коллекцию. А встречаются и настоящие «хищники», готовые ради наживы, разграбить даже официально зарегистрированные археологические памятники.

Нужно усилить контроль за оборотом археологических ценностей, может быть, даже вовсе его запретить. Музеи уже практически не покупают находки у «копателей», однако существует масса частных коллекционеров старины, которые и поддерживают существование нелегального археологического рынка. Увы, прецедентов, когда людей наказывали бы за порчу объектов археологии, в России единицы, а потому у людей и возникло ощущение своей полной безнаказанности. Изменить ситуацию можно только с помощью более жестких карательных мер и запретов.

Владимир ПОРЫВАЕВ, профессиональный кладоискатель:

– Принятый в первом чтении закон, это, действительно, мина замедленного действия. Такая законодательная инициатива может «аукнуться» самым непредсказуемым образом. Ведь каждый мужик – по природе своей охотник и собиратель. На это он тратит значительную часть своей внутренней энергии. С начала 2000-х годов пошла активно нарастать мода на металлоискатели, сейчас их продано по России уже около 2 миллионов штук, Значит можно утверждать, что среди наших сограждан – чуть ли не два миллиона «копателей».

Если этим людям запретят заниматься таким хобби, куда пойдет выброс их энергии? На пьянку? На бездумное ухарство? Проект нового «археологического» закона готовили представители, фактически одной из заинтересованных сторон. Не было даже попыток как-то обсудить, согласовать его с представителями другой стороны, создать общую рабочую группу...

О чем, фактически идет речь? О том, чтобы запретить отныне вообще выходить на местность с металлоискателем, не получив открытый лист на проведение поисковых работ в уполномоченных на то официальных организациях (а вы хоть на секундочку можете поверить, что сотрудники, скажем, Минкульта вот так, «за красивые глаза» вдруг выдадут разрешение на археологический поиск зашедшему с улицы мужику?).

Даже просто копать лопатой землю, согласно нынешним формулировкам будущего закона, будет нельзя. Значит, любой дачник окажется потенциальным нарушителем закона, задумав, например, у себя на участке посадить грядку картошки! Между тем, подавляющее большинство «копателей», вооружившись металлодетектором, выходят на вполне безобидную «охоту» за потеряшками.

Их добыча практически всегда – отдельные монеты прошлого-позапрошлого века, какие-нибудь простенькие медные крестики, пуговицы, колечки... Скажите, ну какой ущерб я нанесу работе профессиональных археологов, если на поле, уже десятки раз перепаханном, отыщу копейку времен Николая Первого? Какое научное открытие она могла бы помочь сделать профессионалам?

По роду своей деятельности мне доводилось встречаться с многими любителями приборного поиска. Могу утверждать, что среди них можно найти буквально единицы «профессиональных грабителей» – сознательных разорителей археологических памятников. Но для таких корыстолюбивых уродов и нынешний закон предусматривает серьезные наказания – нужно только заставить его нормально работать.

В приводимых защитниками нового закона аргументах я пока не услышал конкретных, доказанных фактами сведений о реальном уроне, нанесенном объектам археологического наследия самодеятельными «копателями», – он попросту не изучен, не учтен. В общий список попадают и те весьма многочисленные объекты археологии, которые были повреждены или уничтожены нерадивыми строителями, ремонтниками... А сколько памятников археологии оказалось безвозвратно потеряны после того, как на их месте по чьему-то недосмотру, а, может быть, и корыстному интересу, построили коттеджные поселки, проложили дороги?!

Закон, рожденный в недрах Минкульта, на самом деле – пустышка. Не предусмотрено реальных мер, чтобы он эффективно работал. Это, все равно, что одномоментно запретить всем людям ходить по грибы или ловить рыбу: ну не послушаются они! Так и в нашем случае. Разве можно представить, что все два миллиона владельцев металлодетекторов в России после принятия нового закона, разом превратившего эти отнюдь не дешевые аппараты в запрещенную к использованию технику, положат их пылиться на антресоли? Нет, конечно. Значит, страна получит ко всем прочим своим проблемам еще миллион-полтора нарушителей закона. Кто от этого выиграет?

Если уж бороться с уничтожением объектов археологического наследия, надо совсем иные меры в законе предусматривать. Скажем, застукали человека с металлодетектором на территории официально зарегистрированного памятника археологии – штраф до миллиона рублей. Если такой «копатель» сам обнаружил неизвестный доселе памятник археологии и не сообщил об этом ученым, – тоже крупный штраф... Можно еще организовать выдачу лицензий на занятие металлопоиском и при этом оговорить обязательное условие: сообщать об обнаруженных древних находках, за укрытие которых – серьезные штрафные санкции.

В любом случае нынешняя позиция археологов, Министерства культуры в этом вопросе не правильная. Вместо того, чтобы до предела накалять обстановку, нужно искать компромиссы, находить в массе «копателей» своих помощников и с пользой употреблять энергию этих энтузиастов.

Популярные сообщения за последние 30 дней

археологи (2794) Россия (2717) музей (1064) археология (801) раскопки (716) Украина (446) палеонтологи (426) университет (402) Крым (378) Китай (354) Египет (301) археолог (280) артефакты (265) США (238) Израиль (231) Греция (190) выставка (185) археологические раскопки (175) Италия (170) Германия (157) Турция (155) Америка (137) Мексика (137) монеты (137) Казахстан (135) Беларусь (134) Испания (134) ЮНЕСКО (133) Европа (129) Москва (126) Франция (115) храм (115) Великобритания (114) экспедиция (112) Англия (111) памятник (111) динозавры (109) Африка (104) черные археологи (104) курган (101) Иерусалим (100) гробница (100) Перу (97) золото (95) Керчь (94) антропология (94) артефакт (94) Алтай (93) памятники (93) Новгород (92) конференция (91) история (82) мамонт (81) Сибирь (77) крепость (77) палеонтология (77) реставрация (77) подводная археология (76) захоронение (75) пещера (75) Канада (73) Азербайджан (72) корабль (71) фараон (71) палеонтолог (70) антропологи (69) Рим (66) некрополь (65) Австралия (63) Киев (63) монастырь (63) Монголия (62) мумия (60) Япония (58) памятники культуры (54) Кремль (53) Армения (52) Узбекистан (52) Петербург (49) Великий Новгород (48) пирамида (48) Севастополь (47) Урал (47) черные копатели (46) этнография (46) Калининград (45) черная археология (44) Челябинск (43) находка (43) заповедник (42) неандертальцы (42) книга (41) Новосибирск (40) Ростов (40) Грузия (39) Санкт-Петербург (38) бронзовый век (38) древняя история (37) Одесса (34) Атлантида (33) мозаика (33) Стоунхендж (32) майя (32) Золотая Орда (31) Ирак (29) Иркутск (29) Кипр (28) архитектура (28) коллекция (28) Эрмитаж (27) Воронеж (26) Екатеринбург (26) Казань (26) Каир (26) Луксор (26) Тутанхамон (26) церковь (26) Афины (25) Древний Рим (24) Мехико (24) Владивосток (23) Днепропетровск (23) Нью-Йорк (23) Башкирия (22) Волгоград (22) Кавказ (22) Симферополь (22) наследие (22) Ульяновск (21) геофизика (21) останки (20) черный археолог (20) институт (19) неандерталец (19) дольмен (18) Липецк (17) Наполеон (17) Калифорния (16) Кубань (16) Колизей (15) Палестина (15) Аркаим (14) Краснодар (14) Юкатан (14) этнология (14) Иордания (13) Кембридж (13) Оксфорд (13) Астана (11) Минск (11) катастрофа (10) княгиня Ольга (10) черный копатель (10) Клеопатра (9) конкурс (9) ИППО (8) Радонеж (8) Черное море (8) Чингис Хан (8) дайвинг (8) Пантикапей (7) Вторая Мировая Война (6) генетика (6) античность (5)