8 сентября 2012 г.

Открытие легендарной страны Дори

 Ученый Петр Иванович Кеппен

Лица минувшей эпохи.

Несмотря на то, что Крым вроде бы изучен вдоль и поперек, его история по-прежнему полна загадок, одной из которых является существование на полуострове древней страны Дори. Казалось, что в начале XIX века выдающийся ученый Петр Иванович Кеппен разгадал эту тайну, однако споры о том, существовала ли страна Дори в действительности, не затихают и поныне.

В середине VI века нашей эры историк и военный деятель Прокопий Кесарийский, служивший при дворе римского императора Юстиниана I, написал трактат «О постройках», в котором перечислил все, что было воздвигнуто по указанию властителя.

В частности, Прокопий написал: «Он воздвиг и два укрепления, так называемое Алуста и Горзубитах. Здесь же на этом побережье есть страна по имени Дори, где с древних времен живут готы, которые не последовали за Теодорихом, направлявшимся в Италию. Они достигают численностью населения до трех тысяч бойцов, в военном деле они превосходны, и в земледелии, которым они занимаются собственными руками, они достаточно искусны; гостеприимны они больше всех людей.

 Сама область Дори лежит на возвышенности, но она не камениста и не суха, напротив, земля очень хороша и приносит самые лучшие плоды. В этой стране император не построил нигде ни города, ни крепости, так как эти люди не терпят быть заключенными в каких бы то ни было стенах, но больше всего любили они жить всегда в полях. Так как казалось, что их местность легко доступна для нападения врагов, то император укрепил все места, где можно врагам вступить, длинными стенами и таким образом отстранил от готов беспокойство о вторжении в их страну врагов».

В этом отрывке речь идет, конечно, о Крыме, тем более что упоминаются Алушта и Гурзуф. Однако на протяжении многих лет страна Дори и ее «длинные стены» считались плодом воображения подрядчиков, которые чего только не придумают, чтобы увеличить объемы строительно-монтажных работ. Лишь в 1837 году появились неопровержимые свидетельства того, что стены, а соответственно и страна Дори, действительно существовали. Автором сенсационного открытия был известный историк и географ Петр Кеппен.

«Родилось во мне желание…»

Петр Иванович Кеппен родился в 1793 году в Харькове, где отец его, бранденбургский уроженец, один из 30 иностранных врачей, приглашенных Екатериной II в Россию, заведовал медицинской частью. По-видимому, Петр рано лишился отца, так как в возрасте 14 лет вынужден был не продолжить дело родителя, а поступить учеником в харьковскую чертежную. Там он приобрел пригодившиеся ему впоследствии навыки в черчении планов и карт. Одновременно со службой Петр учился в подготовительном классе Харьковского университета. В 1810 году он оставил службу и поступил на юридический факультет университета.

Получив степень магистра правоведения, Петр Кеппен попытался найти работу в Германии, но безуспешно. Он не придумал ничего лучшего, кроме как приехать в Санкт-Петербург и устроиться на скромную должность в почтовый департамент министерства внутренних дел. Но, судя по всему, государственная служба была ему в тягость, юноша мечтал о литературе
и даже принял живейшее участие в создании общества любителей российской словесности. Знакомство с известным историком и библиографом Ф. Аделунгом, на дочери которого впоследствии Петр Кеппен женился, пробудило в способном юноше любовь к истории. В 1818 году он перевел сочинение немецкого историка Лерберга, что не осталось незамеченным, — вскоре Кёппен был назначен вторым редактором газеты «Северная почта», которая издавалась почтовым ведомством.

В 1819 году Кеппен получил задание проинспектировать почтовые станции по Белорусскому тракту. Во время этой командировки он впервые посетил Крым и был совершенно очарован природой полуострова. Позднее Кеппен признался: «Тогда же родилось во мне желание сделаться некогда постоянным жителем этой прелестной страны». Интерес начинающего историка вызвали также многочисленные археологические памятники. Итогом первого знакомства с полуостровом стала публикация, посвященная описанию Туакской пещеры.

В конце 1821 года Кеппен подал в отставку. В автобиографической записке он написал об этом: «Обстоятельства и самый дух времени переменились — настало время мистицизма, который мне никогда не был по нутру. Я решился оставить службу для того, чтобы отправиться в путешествие по Европе».

Будучи в Вене, Кеппен опубликовал на немецком языке книгу «Древности северного берега Понта», в которой осторожно предположил, что легендарная страна Дори действительно существовала. В Германии весть о том, что германское племя готов заселяло Крым еще во времена раннего средневековья, была воспринята с нескрываемым интересом. Тюбингенский университет даже присудил Кеппену степень доктора философии. Однако доказательств существования Дори было явно недостаточно.

Стена, преграждавшая путь

В 1825 году Кеппен вернулся в Россию и начал издавать журнал «Библиографические листы», который состоял из аннотаций славянской литературы, только что вышедшей в свет. Вскоре поэт и журналист Михаил Магницкий настрочил в цензурное ведомство донос в связи с публикацией в журнале выдержек из труда Й. Добровского о славянских просветителях Кирилле и Мефодии. Благодаря заступничеству графа Н. Румянцева суд, состоявший из представителей духовного ведомства, оправдал Кеппена. Под предлогом того, что в России душится свободомыслие, журнал был закрыт, но, вообще-то, он и так висел на волоске, имея всего лишь сотню подписчиков. Тем удивительнее было то, что в конце 1826 года Кеппен, который не мог похвастать научными трудами, был избран членом-корреспондентом Академии наук.

В 1827 году Кеппен купил неподалеку от деревни Биюк-Ламбат (ныне поселок Малый Маяк) имение Карабах. В письме будущей жене он сообщал: «Я нашел и приобрел место, где дам отдых странническому моему посоху, где проведу остаток дней моих и довершу на досуге хотя бы некоторые из начатых мною задолго перед сим литературных занятий».

Что именно завершил Кеппен, так и неизвестно. Через два года он выхлопотал себе должность помощника главного инспектора шелководства Юга России, хотя, по правде сказать, ничего в этом деле не смыслил. Как бы то ни было, в 1832 году Кеппен опубликовал исследование «О виноделии и винной торговле в России», а вслед за этим вышла в свет его книга «О потреблении хлеба в России». И наконец, в 1837 году он завершил работу над трактатом «Крымский сборник. О древностях Южного берега Крыма и гор таврических».

В этом трактате Петр Кеппен на основании археологических исследований сделал заключение: «С северной стороны при каждом пути, ведущем в таврические горы, то есть при каждом ущелье, находилась крепость или, по крайней мере, наблюдательный пост (башня и т.п.). Там, где это казалось недостаточным, например, по обе стороны Чатырдага, проведена была стена, которая то пересекала ущелья, то шла вверху по Яйле, преграждая путь гостям незваным. Укрепления были построены народом образованным и искусным в деле военной обороны».

Этот вывод прозвучал как гром среди ясного неба, ведь до этого считалось, что единственными островками цивилизации в Крыму были греческие колонии, которые постоянно страдали от соседства с дикими и кровожадными кочевниками. И вдруг выяснилось, что уже в VI веке нашей эры на южных склонах главной гряды крымских гор располагалась страна Дори, заселенная вполне цивилизованными готами, которые, если верить Прокопию Кесарийскому, были искусны в земледелии и превосходны в военном деле. Причем, как утверждал Кеппен, «длинные стены» просуществовали девять веков и были разрушены турками во второй половине XV века.

Книга Кеппена заставила в корне пересмотреть крымскую историю. Правда, нашлись скептики, которые усомнились в его выводах, подозревая Кеппена даже в том, что он нанял немецких колонистов (только в 1810 — 1811 годах из Вюртемберга в Крым переселились почти 18 тысяч человек), чтобы воссоздать руины «длинных стен» и прочих укреплений, о которых археологи слыхом не слыхивали. Скептики также интересовались, а когда, собственно, Кеппен провел столь ошеломляющие археологические изыскания?

В предисловии к своей книге он написал: «Для пополнения собранных в разное время археографических и топографических сведений о Южном береге Крыма М.С. Воронцов доставил мне в 1833 году все нужные средства». Логично предположить, что, получив деньги, Кеппен четыре года кропотливо собирал и обрабатывал информацию для трактата. Однако хорошо известно, что уже в 1834 году он был приглашен министром просвещения графом С. Уваровым (тем самым, который сформулировал триаду «православие, самодержавие, народность») редактировать журнал «Санкт-Петербургские ведомости» и покинул Крым, никому не сообщив о существовании легендарных «длинных стен». Может, спрашивали скептики, Кеппен три года тянул время для того, чтобы его новодел зарос плющом, обветрился и выглядел так, будто он был разрушен в XV веке?

Ничтожность земных прихотей 

Высказывались и другие замечания. Численность готов, которые могли предоставить римскому императору до трех тысяч бойцов, должна была составлять примерно 20 — 30 тысяч человек. Где на южных склонах главной гряды крымских гор находятся поля, которые могли прокормить этот народ, тем более что за девять веков его численность должна была увеличиться в несколько раз? Не давал также покоя вопрос, куда пропали те, кого Прокопий Кесарийский называл готами.

 Ведь это за кочевниками трудно уследить, а многотысячный оседлый народ, благополучно дожив до XV века, не мог исчезнуть без следа. И как, вообще, получилось, что ни об этом искусном народе, ни о «длинных стенах» ни слова не сказали путешественники и купцы, посещавшие Крым? В ответ на эти вопросы Кеппен лишь разводил руками: «Не удивительно ли, что о целом систематическим порядком устроенном ряде укреплений, существовавших не менее девяти столетий, история сохранила для нас одни токмо известия случайные, догадочные».

Тем не менее при императорском дворе книга Кеппена была воспринята весьма благосклонно. Безответственным скептикам и кликушам сразу заткнули рты, намекнув, что вопрос о готах и «длинных стенах» обсуждению не подлежит. И действительно, чего там обсуждать, если каждый может своими глазами увидеть развалины «длинных стен» и прочих оборонительных сооружений? Тем более что и Академия наук по достоинству оценила выдающиеся заслуги Петра Ивановича — в 1837 году он был избран адъюнктом (младшая ученая должность) академии, в 1839 году — экстраординарным, а в 1843 году — ординарным академиком.

Успешно складывалась и его карьера. К моменту опубликования книги о древностях Южного берега Крыма Кеппену было поручено осуществить ревизию государственного имущества в Таврической губернии. Через год он был назначен начальником отделения министерства государственных имуществ, в 1841 году членом ученого комитета этого министерства. Здесь, правда, вышел казус — в работе «О письменных сношениях в России» Кеппен допустил мысль о возможности уничтожения крепостного права, за что и получил нагоняй.

Крымом он больше не интересовался. С 40-х годов Кеппен сосредоточился в научной деятельности преимущественно на обобщении статистических данных по всей Российской империи. В течение нескольких лет он запрашивал у губернаторов списки «инородческих» селений с указанием числа жителей по данным восьмой ревизии (переписи). На основании этих данных Кеппен составил в трех экземплярах рукописный этнографический атлас Европейской России. За эту карту он был пожалован высшей наградой Императорского русского географического общества — золотой Константиновской медалью, а также премией.

В 1857 году вышла в свет книга Кеппена «Девятая ревизия. Исследование о числе жителей в России в 1851 году», в которой автор обобщил сведения о населении по каждому уезду с распределением по полу и социальному положению. К сожалению, ценность работы невелика — сам Кеппен еще в 1848 году представил в Академию наук работу «О народных переписях в России», в которой заключил, что ревизии в качестве статистического источника использовать нельзя, так как сведения недостоверны.

С 1852 года Кеппен преимущественно жил в своем крымском имении, страдая от тяжелой болезни. Насколько можно судить, он постоянно пребывал в подавленном настроении и вел жизнь затворника. Незадолго до смерти (Петр Иванович умер в 1864 году) он написал: «Мрачный лес, отсюда вверх покрывающий скалы гор, шум ручья, который сребристою струею летит с отвесной скалы для того, чтобы скрыться во тьме лесной, все это наводит на вас какое-то необыкновенное уныние, являющее вам всю суетность дум человеческих и всего более ничтожность земных прихотей».

На масштабной реконструкции в поселке Увек каждый саратовец может стать археологом или гончаром



Мероприятие будет идти до самого вечера.

Настоящие массовые гулянья развернулись в поселке Увек под Саратовом. С самого утра здесь проходит масштабная реконструкция средневекового города. Целый день работает старинный базар и выставка археологических находок. 

- Также каждый пришедший может самостоятельно слепить глиняный горшок на гончарном круге, - передает наш корреспондент с места событий. - На базаре можно купить отличный сувенир — старинную монету.

 Больше всего здесь нравится маленьким детям для них работают аквагримеры. Также малыши могут почувствовать себя настоящими археологами, здесь работает песочница со специальными приспособлениями для раскопок.

Эксперты Государственного исторического музея проверят подлинность антиквариата на Молоток.Ру



Молоток.Ру и Общество друзей Государственного исторического музея подписали значимое для любителей антиквариата и коллекционирования Соглашение о сотрудничестве.  

Молоток.Ру и Общество друзей Государственного исторического музея подписали значимое для любителей антиквариата и коллекционирования Соглашение о сотрудничестве. Ведущие музейные специалисты – историки и искусствоведы, будут по запросу и представлению торговой площадки проводить экспертизу предметов, купленных на Молотке, и вызвавших между продавцом и покупателем спор относительно подлинности. Все расходы на такую экспертизу возьмет на себя Молоток.Ру.

«Экспертизу будут проводить высококвалифицированные специалисты, имеющие многолетний опыт исследовательской работы с музейными предметами. Обычно она длится не более месяца. В течение всего этого времени проверяется происхождение, аутентичность, художественная и культурно-историческая ценность антиквариата», - рассказал президент Общества друзей Государственного исторического музея Алексей Бондарев.

Среди тех, кто будет делать экспертизу, - известные не только в России, но и в мире специалисты, кандидат исторических наук Игорь Ширяков, член Геральдического совета при Президенте РФ Сергей Левин, Надежда Троепольская, кандидат искусствоведения, лауреат Государственной премии России Ольга Стругова.

«Мы не сомневаемся в честности наших продавцов, тем не менее, иногда между покупателем и продавцом возникают споры. У каждой стороны есть свое мнение в вопросе подлинности предметов антиквариата и коллекционирования. Общество друзей Государственного исторического музея будет выступать независимым арбитром и делать финальное и объективное заключение, которое позволит нам такие споры урегулировать и удовлетворить еще больше наших клиентов», - сообщил генеральный директор Молоток.Ру Игорь Тарасенко.

По данным компании, доля разделов «Искусство и антиквариат» и «Коллекционирование» составляет примерно 50% от общего объема товаров торговой площадки. Наибольшей популярностью у покупателей пользуются монеты, марки, коллекционный фарфор, старинные иконы, часы и ювелирные изделия.

Информация о компаниях

Общество друзей Государственного исторического музея - учрежденная музеем организация, объединяющая в своих рядах ученых, деятелей культуры, просветителей, меценатов, коллекционеров, подвижников Исторического музея. Одним из направлений деятельности Общества является организация и проведение экспертизы историко-культурных ценностей (предметов старины) с привлечением специалистов высшей квалификации, работающих по разным направлениям – археология, нумизматика, фалеристика, рукописные и старопечатные книги, декоративно-прикладное искусство.

Эксперты Общества друзей музея имеют большой опыт исследовательской работы по изучению памятников истории и культуры.

Самарские крепости: между лесом и степью

Сызранский кремль является единственной уцелевшей русской крепостью
 по всему течению Волги от Казани до Астрахани

Новая Закамская линия до сих пор заметна невооруженным глазом

Красноярская крепость — одно из хорошо сохранившихся укреплений

Исторический вал — самая длинная череда укреплений в регионе

Белогорская культура

Собственно, и сама Самара начиналась как крепость. Первая Самарская крепость сгорела еще в 1703 году. Да и от второй, земляной, практически ничего не осталось. Единственной неархеологизированной сохранившейся на территории области крепостью является Сызранский кремль. Правда, он дошел до наших времен в далеком от первоначального виде. Но история возникновения укрепленных поселений на нынешней территории региона начинается гораздо раньше. Первые известные городища появились здесь в скифское время в I тысячелетии до нашей эры. Связаны они с белогорской археологической культурой. 

Собственно, и сама культура названа по одному из таких укрепленных поселений, находившемуся на Белой горе над Каменным озером возле села Подгоры на Самарской Луке. По мнению многих специалистов, население, построившее эти городища, принадлежало к финно-угорскому культурному кругу. А обороняться оседлым земледельцам, видимо, приходилось здесь от ираноязычных кочевников савроматов и сарматов, приходивших сюда с набегами из степей.

Всего в Самарской области известно 12 городищ белогорской культуры, 10 из которых находятся в южной части Самарской Луки – одном из самых обжитых мест на территории нынешней Самарской области в ту эпоху. Городища строились на естественных возвышенностях Жигулевских гор. Их создатели максимально эффективно использовали естественный рельеф для своей защиты. Кроме того, при постройке они возводили рвы и валы.

По сути, эти оборонительные сооружения не были пригодны для постоянного проживания. Площадь укрепленной территории на разных археологических памятниках колебалась от 1000 до 3000 кв. метров. В бедных водными ресурсами Жигулях невозможно было обустроить водоснабжение таких укреплений. Соответственно, племена белогорской культуры могли использовать такие городища только периодически, по необходимости.

 Очевидно, во время набегов кочевников они забирали самые ценные вещи и скот из своих поселений в долинах на берегах озер и стариц и уходили в городища «отсидеться» в надежде, что враг не станет брать их штурмом и уйдет. Эту теорию подтвердили и археологические исследования. Культурный слой на городищах был крайне бедным. Значит, люди здесь жили очень недолго и практически не оставили следов своего быта. На рубеже старой и новой эры численность населения в Среднем Поволжье резко падает, и строительство укреплений в регионе на несколько столетий замирает.

Лбище

Следующей вехой в развитии укреплений в самарском Поволжье стала эпоха великого переселения народов. На горе Лбище на рубеже IV-V веков нашей эры пришлое население построило городище, которому археологи дали то же название, что и горе. Кстати, часто это городище ошибочно приписывают к эпохе бронзового века, путая его с поселением Лбище, находящимся совсем в другом месте.

Письменных источников той эпохи о регионе не сохранилось. Все данные об этом укреплении, куда более сложном, чем все строившиеся здесь до этого сооружения, получены благодаря многолетним раскопкам археологов. По мнению виднейшего специалиста по истории раннего Средневековья Восточной Европы Галины Матвеевой, население, оставившее одно из самых ярких городищ в нынешней Самарской области, пришло с запада и относилось к праславянам.

Со стороны Волги гора Лбище имеет отвесную стену, а с двух других – прорезана глубокими оврагами. Таким образом, населению, строившему здесь укрепления, основные усилия по их возведению пришлось применить только с одной из сторон городища, противоположной волжскому берегу. Здесь была возведена система из девяти бастионов. Несмотря на сложнейшую систему укреплений на городище Лбище, которое, кстати, является объектом исторического и культурного наследия федерального значения, его защитников ждала печальная судьба.

 Неспокойная эпоха Великого переселения народов не обошла стороной самарское Поволжье. В результате археологических исследований стало понятно, что городище пало под натиском кочевников, было разграблено и сожжено. Вероятнее всего, его защитники были поголовно перебиты или уведены в рабство. В обнаруженных и исследованных археологами древних жилищах были обнаружены скелеты жителей городища. Убитые так и остались лежать здесь непохороненными.

Вероятнее всего, Лбище пало в результате нашествия гуннов, которые проделали громадный путь через Великую Степь из Северного Китая и спустя десятилетия после нападения на Самарскую Луку нанесли сокрушительный удар по Римской империи, от которого она так и не смогла оправиться. В разных местах Самарской области обнаружен ряд захоронений воинов этого народа.

Именьковская культура

В последующие столетия после нашествия гуннов на Самарской Луке возник ряд городищ, которые были возведены родственными населению Лбища племенами именьковской культуры. Укрепленные поселения Ош-Пандо-Нерь возле села Шелехметь, Кармалинское, Торновское, Каменная Коза имели значительную площадь и также использовались для укрытия жителей окрестных поселений во время набегов, а не для постоянного проживания.

Также к эпохе раннего Средневековья относится Пролетарское городище на реке Большой Черемшан на севере области. Вероятно, именно здесь проходила граница степи и лесостепи в ту эпоху. И не считая Самарской Луки, нынешние северные районы области служили пограничной зоной между оседлым и кочевым народами. По мнению археолога Дмитрия Сташенкова, Пролетарское городище можно интерпретировать как один из перевалочных пунктов древних венгров в процессе их перемещения на Дунай, где находится современная Венгрия.

Волжская Булгария

Несколько столетий после на нынешней территории губернии властвовали, преимущественно, кочевые племена, не возводившие укреплений. Следующей эпохой строительства колоссальных оборонительных сооружений стало время существования государства Волжская Булгария. Впервые за всю историю на территории самарского Поволжья вырос настоящий средневековый город. Самарская Лука была южной границей Волжской Булгарии.

Всего на территории Самарской области известно около полутора сотен булгарских укрепленных и неукрепленных поселений, а также могильников. Но главным памятником является Муромский городок у села Валы (которое, судя по всему, получило свое название именно благодаря укреплениям средневекового города) неподалеку от трассы М5. Как называли его сами булгары, неизвестно. Муромский городок – лишь условное название, пришедшее в научный оборот от местного населения, среди которого ходили легенды об обитавшем здесь народе – муромцах.

Город занимал огромную территорию на западе Самарской Луки. Площадь его была около 150 га, а вместе с сельскохозяйственными угодьями – 400 га. Это приблизительно равняется площади Киева перед монгольским нашествием. Кроме того, на берегу Волги находился еще один укрепленный населенный пункт, который, очевидно, служил городской пристанью. По оценкам ученых, в Муромском городке жило около 10 000 человек. Это сопоставимо с населением Лондона того времени.

Город был обнесен двумя линиями укреплений, состоящих из валов и рвов. Для строительства укреплений жители Муромского городка, как и население предшествующих эпох, умело использовали особенности ландшафта – овраги и окружающие холмы. Находящийся здесь естественный Яблоневый овраг был превращен при помощи рвов в кольцевую систему укреплений. Насыпной вал венчали стены более чем десятиметровой высоты. Строились укрепления постепенно по мере развития города. А пал город в одночасье. В 1236 году монгольские войска под предводительством хана Батыя сожгли и разрушили город.

После монгольского нашествия в эпоху Золотой Орды в Самарской области существовал ряд укрепленных поселений. Причем некоторые из них существовали с булгарского времени и позже также использовались завоевателями. Среди таких городищ можно назвать Переволокское на Самарской Луке и Костычи в Сызранском районе. Некоторые крупные городища того времени практически полностью утрачены. Например, крупное торгово-промышленное Междуреченское городище на Самарской Луке практически полностью разрушено или застроено дачами.

Не исключено, что крупные укрепленные поселения городского типа существовали в то время даже на территории современной Самары. Например, самарские археологи уже несколько лет занимаются поисками такого поселения на Барбошиной поляне. Здесь еще в начале прошлого века начал исследоваться крупный могильник, на котором было захоронено, преимущественно, мордовское население. Кроме того, в захоронениях были найдены материалы, свидетельствующие о присутствии здесь монгольской знати. Совершенно очевидно, что где-то неподалеку существовало крупное поселение, где основу жителей составляла мордва, а административную верхушку монголы. Но было ли это поселение городом и имело ли укрепления? Пока археологи не смогли найти ответы на эти вопросы.

Самара и Сызрань

Причиной следующего этапа строительства укреплений в самарском Поволжье стала экспансия Российского государства в регион после падения Казанского ханства. И первой русской крепостью, основанной здесь, стал городок, ныне выросший в губернскую столицу. Эта история неоднократно описывалась в литературе и прессе, поэтому не будем рассказывать о ней отдельно в этой статье. Стоит упомянуть только тот факт, что, ввиду фрагментарного характера археологических исследований в районе Хлебной площади, до сих пор доподлинно неизвестно, где именно находилась крепость, построенная отрядом под предводительством князя Григория Засекина в 1586 году.

Следующим по времени постройки крупным укреплением стал Сызранский кремль. Крепость была построена в 1683 году для защиты волжского торгового пути от кочевников. Хотя кремль и был деревянным, одна из его башен была каменной. Каменная Спасская башня Сызранского кремля сохранилась до сих пор и является памятником истории и культуры федерального значения. Остальные четыре башни крепости, которые были деревянными, и ее стены не сохранились до нашего времени. В настоящее время Сызранский кремль является единственной уцелевшей русской крепостью по всему течению Волги от Казани до Астрахани.

Алексеевская крепость

Еще одна крепость была построена в 1700 году неподалеку от Самары. Названа она была в честь сына Петра I царевича Алексея и его небесного покровителя Святого Алексия. Ныне на месте крепости находится поселок Алексеевка, входящий в городской округ Кинель. Крепость была возведена для поддержки Самары, которая, по сути, была единственным форпостом Российской империи для обороны от кочевников в самарском Заволжье. Соответственно, она могла оборонять только очень ограниченное количество земель.

Алексеевская крепость конструктивно отличалась от прочих русских крепостей, возводимых в то время в регионе. Она имела треугольную форму. Еще в XIX веке ее треугольные валы возвышались в Алексеевке. Из-за такой формы местные жители, подзабывшие о том, что это такое, называли это место «корабль».

Новая Закамская Линия

Алексеевской крепости, построенной в поддержку Самаре, позже суждено было стать частью двух самых масштабных оборонительных рубежей, построенных на территории нынешней Самарской области за всю ее историю. Первый из них – Новая Закамская линия, также известная ныне как Исторический Вал. Это самая длинная непрерывная череда укреплений в регионе и до сих пор заметная невооруженным глазом.

Постройка Новой Закамской линии началась в 1731 году. Тогда остро встал вопрос о земледельческой колонизации в Заволжье. К тому моменту на этой территории Российской империи властями полностью контролировался только участок между Самарской и Алексеевской крепостями. В конце XVII - начале XVIII столетий в Заволжье стали десятками появляться русские, мордовские и чувашские поселения. Но они без конца подвергались опустошительным набегам кочевников, зачастую уничтожавших строения новоселов полностью и уводящих отсюда земледельческое население в рабство.

Набеги на эту территорию постоянно совершали калмыки и каракалпаки. Еще более сложная ситуация складывалась с башкирами, у которых на нынешнем севере Самарской области находились охотничьи угодья, в которые они приходили столетиями. Соответственно, они не хотели мириться с приходом нового населения в эти места.

 Чтобы дать возможность земледельцам колонизировать эти земли, при императрице Анне Иоанновне и стал реализовываться невероятно трудоемкий и дорогостоящий проект по строительству 240-километровой Новой Закамской линии, изначально задуманной еще при Петре I. В ходе строительства по последнему слову европейской фортификационной науки XVIII века был возведен вал беспрецедентной до того времени длины, а также построен ряд крупных крепостей и более мелких укреплений.

Наиболее известными среди них являются Красноярская, Сергиевские крепости и крепость Кондурча, особенно хорошо сохранившиеся и поражающие своей красотой при взгляде на них с воздуха или на спутниковых снимках. Кроме того, и сам вал был не простой насыпью: приблизительно через каждые 300 метров он имел выступы, подобные зубьям пилы. Это так называемые реданы. Они были нужны для того, чтобы вести обстрел противника сразу с трех сторон - из-за стены и с двух прилегающих реданов. Расстояние между реданами диктовалось дальнобойностью огнестрельного оружия в ту эпоху.

Сооружения Новой Закамской линии хотя и имеют значительное количество разрушений, которые в августе этого года начали подробно фиксировать самарские археологи, до сих пор имеет отличную сохранность. Они являются прекрасным заметным памятником противостояния степного кочевого и лесного оседлого миров на территории нашей области, которое продолжалось тысячелетиями. Новая Закамская линия при всей дороговизне и трудозатратности проекта (периодически работы по ее строительству вели до 15000 человек за лето) прослужила по назначению всего несколько лет. Ее возведение было закончено в 1736 году. В том же году началось строительство новой оборонительной линии, которая шла южнее Закамской. Она также проходила по нынешней территории Самарской области.

Самарская линия

Самарская, или, как ее еще называют, Оренбургская, линия строилась уже по другим принципам, нежели Новая Закамская. Здесь не сооружалось сплошного рва и вала. Естественным защитным рубежом от кочевников служила река Самара. Уже в 1736 году были построены крепости – Красносамарская и Борская. Также в состав оборонительного рубежа, как и в Новую Закамскую линию, вошла Алексеевская крепость. Особенностью Самарской линии было то, что она являлась «живой». Вместо строительства дорогостоящих рвов и валов ее протяжение по берегу реки Самары между крепостями патрулировалось отрядами из гарнизонов крепостей. Кстати говоря, частью этой линии стал основанный в 1743 году на нынешнем месте и город Оренбург.

После строительства Самарской линии на нынешней территории Самарской губернии между лесной и степной цивилизациями установился баланс. С тех пор лесной земледельческий и степной кочевой народы сосуществовали довольно мирно. И более в строительстве крупных оборонительных сооружений на территории региона не было надобности. Исключение, пожалуй, составляет бункер Сталина. Но это уже совсем другая история…

Леонид Вязов, кандидат исторических наук:
- Как правило, именьковские городища строились на мысах между отрогами оврагов. С трех сторон площадка городища была защищена естественным рельефом, еще с одной – оборонительными сооружениями, часто весьма значительными. Например, Именьковское городище было укреплено рвом глубиной до 3 м и валом высотой 5-6 м. По верху вала была устроена стена из двух рядов плетня, пространство между которыми было заполнено землей.
Городища использовались как убежища во время военных действий, а в мирное время становились местом проведения общественных событий.

Постоянные обитатели городища были немногочисленны. Возможно, они принадлежали к верхушке общины, являлись старейшинами, жрецами или воинами. Зато на празднества здесь собирались сотни людей из всех окрестных поселений.

Популярные сообщения за последние 30 дней

археологи (2869) Россия (2755) музей (1069) археология (806) раскопки (721) Украина (447) палеонтологи (433) университет (402) Крым (386) Китай (360) Египет (305) археолог (287) артефакты (273) США (238) Израиль (233) Греция (191) выставка (185) археологические раскопки (175) Италия (173) Турция (161) Германия (159) монеты (139) Америка (138) Мексика (138) Беларусь (137) Казахстан (137) Испания (135) ЮНЕСКО (134) Европа (129) Москва (128) Франция (117) храм (117) Великобритания (115) Англия (113) экспедиция (113) памятник (111) динозавры (109) черные археологи (108) Африка (105) Иерусалим (102) Керчь (102) гробница (102) курган (102) Перу (100) артефакт (97) золото (97) Новгород (96) Алтай (94) антропология (94) памятники (93) конференция (91) история (83) мамонт (81) крепость (80) Сибирь (78) реставрация (78) палеонтология (77) подводная археология (77) пещера (76) захоронение (75) Канада (74) Азербайджан (73) фараон (72) корабль (71) палеонтолог (71) антропологи (69) Рим (68) некрополь (68) Австралия (65) монастырь (65) Киев (63) Монголия (63) Япония (60) мумия (60) памятники культуры (54) Кремль (53) Узбекистан (53) Армения (52) Петербург (49) Великий Новгород (48) пирамида (48) Севастополь (47) Урал (47) черные копатели (46) этнография (46) Калининград (45) черная археология (44) Челябинск (43) находка (43) заповедник (42) неандертальцы (42) Грузия (41) Ростов (41) книга (41) Новосибирск (40) бронзовый век (40) Санкт-Петербург (39) древняя история (37) Одесса (34) майя (34) мозаика (34) Атлантида (33) Стоунхендж (32) Золотая Орда (31) Ирак (30) Иркутск (30) Кипр (28) архитектура (28) коллекция (28) Каир (27) Луксор (27) Эрмитаж (27) Воронеж (26) Екатеринбург (26) Казань (26) Тутанхамон (26) церковь (26) Афины (25) Древний Рим (24) Мехико (24) Владивосток (23) Днепропетровск (23) Нью-Йорк (23) Башкирия (22) Волгоград (22) Кавказ (22) Симферополь (22) наследие (22) Ульяновск (21) геофизика (21) останки (20) черный археолог (20) институт (19) неандерталец (19) дольмен (18) Липецк (17) Наполеон (17) Калифорния (16) Кубань (16) Колизей (15) Палестина (15) Аркаим (14) Краснодар (14) Юкатан (14) этнология (14) Иордания (13) Кембридж (13) Оксфорд (13) Астана (11) Минск (11) катастрофа (10) княгиня Ольга (10) черный копатель (10) Клеопатра (9) конкурс (9) ИППО (8) Радонеж (8) Черное море (8) Чингис Хан (8) дайвинг (8) Пантикапей (7) Вторая Мировая Война (6) генетика (6) античность (5)